kaplja: (Default)
Недосидент и пересидент - оба шестидесятники.
kaplja: (летать)
Только мне в слове "удостоит" мерещится неприличное?
kaplja: (побольше)
Миссиоман (от "мания") - обожает миссионерствовать в ущерб вере

Миссиофил (от "филия") - обожает миссиоманов

Миссиофоб (от "фобия") - боится сам миссионерствовать, и не любит тех кто это делает
kaplja: (Default)
- Ты сегодня такая внезапная!
- Вне Фрэнка Заппы?
.......
- А ты сегодня весь такой необычный.
- По новому быкую?
kaplja: (летать)
Прошедши убо нощной тьме и солнце воссиявше, он храбрый Егор, властитель и воевода видимого и невидимого, но явленного телевизором быше воочию, о воеводстве своем пекися.

И бывшу утру глубоку, и повеле своим вооружитися на некоей площади посреди декораций. И призва Егор брата своего Оператора, и учини его воеводу перваго на дело. И предася ему десяток актеров храбрых и во съемках искусных.

И тако Егор цельный день до захода солнца трудихося и бранихося, а после дал отпущение брату Оператору и повеле изыти всем им из декораций и тихими стопами ко дому приближитися.
kaplja: (летать)
В русской языческой традиции в обрядах чаще все-таки применялось помело, а вот в европейской – метла. Женщины-фантики (так у меня прочиталаось сначала, и мне понравилась эта очитка, ибо она знаковая) из Оптиной Пустыни про сие забыли или просто не знали. Надо было уж традиционно изгонять иноверца-чернокожего помелом! А метла - это уже такое новостильное западничество. Тетки боролись за традицию, а сами получается против нее погрешили!

Итак, чем помело отличается от метлы?
Читать про помело )

Таким образом, обряд изгнания иноверцев из храма метлой предлагаю считать опоганенным западными идеями! Да вернется истинное помело в Великорусскую Православную Церковь!

P.S.
Этот текст навеян комментариями к этому тексту.
kaplja: (Default)
Раньше говорили "это из другой оперы", потом "это из другой серии".
Что дальше?
С другого сервера?
Из другой социальной сети?
kaplja: (Default)
Все гуглем маешься?
kaplja: (троелох)


Герман Лукомников([livejournal.com profile] lukomnikov_1) опубликовал потрясающе интересные мемуары Владимира Гершуни!

В частности, там есть большой кусок о с в е р л и б р а х (пародизмах-словообразованиях), с помощью которых Гершуни, вероятно, старался изменить тогдашний окружающий мир. Совковый мир, с его психушками и тюрьмами, о которых сегодня мало кто хочет вспоминать.
Это ведь совершенно библейское, мифотворческое занятие - словами менять мир.
Называть людей, явления и вещи своими именами. Творить словами правду!
Светлая ему память. Спасибо, что он это написал.

Летом 1950 года в старинной омской тюрьме, в подвальной камере, во время одного из вечеров чтения и импровизации, о которых рассказано в «Архипелаге ГУЛаг» и в «Записках Сологдина», я спародировал официальное хамжеское наименование наших концлагерей, заменив в нем три буквы, и подлинное определение этого классического творения марксистско-ленинской мысли, полученное взамен фарисейского, Исаич принял через много лет как заглавие третьей части «Архипелага». В лагере я придумал для гиениального вождя титул каннибалиссимуса (см. в книге Анатолия Якобсона «Конец трагедии»).
До последнего ареста летом 1982 г. мне удалось опубликовать около 200 изобретенных слов (да больше 20 ― других авторов) на 16-й странице «ЛГ» («Ашипки»), на юмористических страницах «Строительной газеты» и в других советских, самиздатских и зарубежных изданиях ― и отдельными подборками, и внутри текстов (в «Юности» и журнале «Морской флот» ― даже в заглавиях).



Лимонов о Гершуни:
В первую же ночь я услышал отворяющееся окно, поскольку старые рамы и скрипели, и плохо закрывались. Когда я вошел, то увидел уже ступившего с подоконника на пол босого бородатого человека. Туфли стояли на подоконнике. Мы познакомились.
Познакомившись, стали ругаться. И ругались до самого рассвета. Когда рассвело, я отправился в «мою» комнату, в спальню – читать «Мои показания» Марченко, рукопись, точнее, машинопись на тонкой, как ее называли, «папиросной» бумаге. Рукопись меня напугала. Я не хотел в нее верить. Видимо, я не хотел знать, что существует жестокий лагерный мир, в котором зэк способен отрезать себе член и бросить к ногам докторши."


Солженицын о Гершуни:
Володю сняли с развода, повели назад, в БУP. Pуки в наручниках за спиной стягивало ему всё больнее, а надзиратель-казак держал за горло и тыкал коленом под вздох. Потом бросили его на пол, кто-то сказал профессионально-деловито: "Тáк его бейте, чтоб у...лся!", его стали бить сапогами, попадая и по виску, пока он не потерял сознания. Через день вызвали к оперуполномоченному и стали мотать ему о намерении террора- ведь, когда волокли его, он хватался за камни!"

Сам Гершуни о Солженицыне говорил так: "Этот тип, похожий на Собакевича..."

Рекомендую читать подряд все постинги на эту тему.

И в довесок статья Кашина о Горбаневской "Хроника утекших событий"
«Признать себя больной — это была программа-минимум, я не осудила ни демонстрацию, ни самиздат, но если скажешь, что ты здоров, это почти гарантированная вечная койка. Это же не лагерь, срока нет — сидишь, пока не вылечишься».
Просто сравните стиль, и все станет ясно.

Честно скажу, это чтение здорово вправляет мозги!
kaplja: (троелох)
Вчера приятельнице, которая по работе часто встречается с разными людьми, при мне позвонили на мобильник. По выражению ее лица было понятно, что она не понимает с кем разговаривает. Из вежливости она отвечала: "да", "возможно", "не уверена", стараясь побыстрее закончить разговор. Но собеседник оказался разговорчивым и очень настойчивым. Наконец, приятельница договорилась встретиться с ним по делу на следующий день.

Потом она вздохнула и призналась:
- Есть такие люди, которых невозможно вспомнить. Представь, я так и не поняла, с кем говорила сейчас. Некоторых запоминаю с первого взгляда, они буквально врезаются в память, и потом достаточно одного слова по телефону, и я их как-будто вижу перед собой. А с другими - могу десять раз лично общаться, но как только уходят, будто ластиком стирают свои следы. Невозможно вспомнить кто это, и что человек из себя представляет. Меня это иногда жутко мучает. При этом на память я вообще-то не жалуюсь.

- Да, есть такие люди, - подтвердила я. - Довольно странные и неуловимые.

- Наверно, это от личности зависит? Есть личность - есть образ. Нет личности - и образа нет!

- Это ты хорошо сказала про образ, - кивнула я, - мы все ведь по Образу и Подобию созданы. Возможно, хорошо запоминаются те люди, кто Образ в себе не потерял. А у потерявших не остается ни личности, ни Образа. Поэтому их запомнить трудно. Они как призраки среди людей.

- Гм... интересно...

Мы с ней обе задумались и замолчали.
Это было одно из тех удивительных молчаний вдвоем, когда слова не нужны.
Молчание в полноте смысла.
kaplja: (Default)
Я кажется уже задавала этот вопрос, но ответа так и не знаю: что это за люди, которые в интересах пишут серебряННый век? Их 200 человек! И три сообщества!!!!!!!!!!
Хорошо, мне уже объяснили, что грамотность это замшелое понятие, что она волнует только сексуально неудовлетворенных отставных училок, что был бы человек хороший и т.д. И про дисграфию тоже объяснили, нынче полмира дисграфиков, они не виноваты.
Но если уже в интересах стоит серебряный век?!!! Это ж вам не димабилан и не пацылуйминявизде? Такой, холера ясна, интерес у людей возвышенный. Не Донцову, блин читают, не Бушкова и не Робски, а поэтов серебряного века...
Так уже можно, епическая сила, узнать, как пишется это слово?!!!


Это к вопросу о том, как нынче люди относятся к словам. Я недавно писала на эту тему. Вот продолжение в другом журнале. Тема весьма актуальная.

У меня есть несколько привычных ошибок. Например, мягкий знак в глаголах. Иногда сдвоенные буквы ставлю где не надо. Еще с запятой могу промахнуться.
И куча опечаток.

Но как правило, когда я делаю ошибки в словах - это свидетельствует или о моем сильном волнении, или о деструктивном настрое. Во всяком случе, давно заметила связь. И стараюсь корректировать не только правильность написания (если в комментах, то это уже не исправить, только если удалять и заново писать, у меня же не платный аккаунт), но и свое собственное состояние. Если его изменить на спокойное, уравновешенное и доброжелательное, то грамотность изложения начинает интересовать больше, чем личное раздражение. )

В этом смысле ЖЖ очень полезен.
Ежедневное написание свободных небольших текстов есть лакмусовая бумажка наших состояний.
kaplja: (Default)
Увы, ответственность за сказанное в обществе падает. Обесцениваются слова. Потому и появляется неадекват. Идет эта тенденция, впрочем, не снизу. Не из масс, и даже не со стороны СМИ, которые являются лишь лакмусовой бумажкой дозволенного сверху. Сейчас используют любые поводы поднимать волну. Привлекать интерес людей к событиям, отвлекая этих самых людей от самих себя, от собственных важных духовных поисков. От своего личного спасения.

А тут еще телевизор, или журнальчик, или ЖЖ подкинет новую горячую темку, вот и забыли о том, что душу мучало. Муки от этого не проходят, но пока "иньекция переноса" действует, народ решает проблемы страны в своем больном воображении.

Когда девятый вал безответственного использования Слова накроет страну и схлынет, оставив на берегу груду мусора и грязи, тогда возможно, к Слову снова начнут относиться серьезно. Если берег вообще останется.
kaplja: (Default)
Знаете, чем отличаются интеллигенты от интеллегентов?
Вторые постоянно гонят какие-то телеги.
kaplja: (Default)
Эстетическое (от греч. aisthetikos - чувственно воспринимаемый) - отношение человека к миру, в котором в концентрированном виде заключена сущность человека как свободного и сознательного существа.
Удовольствие - это сложное слово произошло от сложения слов "уд" и "воля". Типа, подразумевается воля детородного органа.

То есть, дословное значение словосочетания: отношение человека к миру, в котором в концентрированном виде заключена сущность человека как свободного и сознательного существа через волю детородного органа.

Простите за нескромность. Меня давно коробит это сочетание.
kaplja: (Default)
"У меня в последнее время такое состояние! Ну, прям такое состояние! АЖ ДУХ ЗАХВАТЫВАЕТ!"

Вопросы для осмысления:
1. Дух при этом находится внутри или снаружи?
2. Если снаружи, то какой природы этот "дух", и как распознать его природу? И, соответственно, надо ли позволять "духу" захватить себя?
3. Если внутри, то кто и зачем снаружи захватывает внутренний "дух" и откуда, опять-таки, происходит такой захват? И что это за "дух" такой, который вообще можно захватить?
4. При чем тут Благодать? Связано ли данное явление с Благодатью?

p.s. Размышление не связано с чьей-то личностью.

p.p.s. Еще ко всему предыдущему прибавились мысли о слове СО-СТОЯНИЕ.
kaplja: (Default)
к писимизьму надо относица как к отавизму аптимизма тчк када первое атпадает зпт фторому проста некуда децца зпт как тока наступить вск знк
kaplja: (Default)
Оказывается климакс - это не только ценный мех физическое состояние, но и фигура речи, состоящая в таком расположении частей высказывания, относящихся к одному предмету, что каждая последующая часть оказывается более насыщенной, более выразительной или впечатляющей, чем предыдущая. Употребительнее латинский термин градация.

Термин заимствован у греческих грамматиков. Противоположное — антиклимакс. Во многих случаях ощущение нарастания эмоциональной содержательности и насыщенности связано не столько со смысловым нарастанием, сколько с синтаксическими особенностями строения фразы.

В музыке аналогичное явление обозначают термином крещендо.

Это много объясняет.
Когда что-то угасает, что-то должно и нарастать.
Природа ведь не терпит пустоты.
kaplja: (Default)
Глубже чем медведь!
kaplja: (побольше)
Коты не понимают кошек,
не понимает слон слониху,
а у людей мужчины тоже
все бродят, бродят вдоль дорожек,
"Не понимаю", - шепчут тихо.
Их лица бритые печальны,
их морды серые в горошек.
Куда не плюнь - у женщин тайна,
и не понять, даже случайно.
Нет, не понять им даже кошек.
Казалось, шевельни рукою,
улыбкою наполни воздух,
пускай какой-нибудь другою
рукой - есть счастье и покои,
но - непонятно, слишком поздно.
А слон свой одинокий хобот,
слонихе, спящей в зоопарке,
на хвост положит. Это - опыт.
Не надо посетитель, хлопать,
и не нужны твои подарки,
ты посетительницу рядом,
случайную, ведешь куда-то
и провожаешь нежным взглядом,
наполненным нестрашным ядом,
но не поймешь ее - куда там.


Как раз сегодня я вдруг отчетливо осознала, что уже довольно давно не хочу, чтобы меня поняли. Бываю конечно рада, если понимают, но не стремлюсь к этому специально. А ведь когда-то очень даже стремилась, готова была часами объяснять свою мысль (или очередное "открытие"). А еще - писать-писать-писать. Вот так и становятся графоманами - от простого желания, чтобы кто-то понял.

Вряд ли я сама себя тогда понимала. Думаю, это желание "быть понятой" относилось прежде всего - ко мне самой. Саму себя хотела я понять, но не могла. И вот парадокс - чем больше я себя понимаю, тем меньше мне требуется понимание других. Заметила уже давно, что "жажда единомыслия", "потребность во взаимопонимании" - это своего рода необходимость "моральной поддержки" для утопающего. Человек не может разобраться с потоком мыслей, и старается чать этого потока переложить на другие мозги - дескать, вместе разберемся. Зачастую, если человек выбирает не того помошника, они вместе падают в пропасть безумия.

На самом деле - мысли ведь не принадлежат нам, они прилетают к людям издалека, и если понравилось остаются надолго. Делиться мыслями - радость для обладающего. Но было бы расточительством пичкать мыслями тех, кто не способен их воспринять.

А вот если человек перестает надеяться на понимание, но при этом не перестает писать (эх... я то как раз перестала) - то, возможно, он становится писателем. Потому что лишь свободный от желания быть понятым человек может сказать что-то интересное.

February 2012

S M T W T F S
   1 23 4
567891011
12131415161718
19 2021 22232425
26272829   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 06:31 am
Powered by Dreamwidth Studios