kaplja: (летать)
Дмитрий Евгеньевич себя под античностью чистит. Уже два постинга подряд. Закапывая в какашки все промежуточные стадии между собой и древностью. Про древность там, впрочем, весьма скудненько. Все больше о закопанных. Комментаторы, соответственно, "натурально обезумевают в восхищении".

Люблю ЖЖ! Не дает скучать.
kaplja: (побольше)
На данном этапе научного исследования можно говорить о существовании в Новгороде двух систем письма — книжной и бытовой. Книжному письму обучались, по-видимому, профессиональные писцы, переписывавшие книги, создававшие летописные своды, фиксировавшие официальные документы. Им владели монахи, священнослужители, то есть люди духовного звания. Для этих целей, по свидетельству летописца, в 1030 году Ярослав Мудрый велел собрать в Новгороде 300 детей от старост и духовенства. Обучение книжному письму было высшим уровнем образования, первым этапом которого было знакомство с бытовой системой. Она предназначалась для повседневных нужд. Характерной особенностью бытового письма было использование облегченной азбуки; отмечается еще около 30 особенностей фонетики, морфологии и синтаксиса, что ярко иллюстрируют грамоты именно периода XI-XII вв., сохранившие для нас живую разговорную речь той эпохи.

Вчера, во время вечернего кофепития, у нас с друзьями возникла тема о средневековой грамотности. Мнения разделились. Было высказано предположение, что в Византии существовала поголовная грамотность, и что в древнем Новгороде даже дети могли читать священные книги. Подобная идеализация прошлого не удивительна, но так ли все было на самом деле?

Очень много недоразумений возникает оттого, что прошлое представляется неизмеримо лучшим чем настоящее. Или наоборот - неизмеримо худшим. Причем, эти недоразумения срабатывают как в личной человеческой, так и в мировой или государственной истории.

Давайте немного измерим прошлое в соотношении с настоящим.

Например, как насчет русской языческой допечатной грамотности? Где берестяные грамоты с описанием обрядов? В орнаментах и в музыке следы языческой культуры остались. Но ведь с развитием письменности язычество не могло не проявляться и в письме. Возможно, официальная христианизация подавляла возможность сохранения таких свидетельств?

Позже, через столетия, уже после Петровских реформ, когда началось светское книгопечатание в России, "гадательные книги" и "сонники" появились в виде печатных бестселлеров. Их издавалось, вероятно, даже больше чем богослужебных. Поскольку в коммерческом смысле они были весьма востребованы и приносили хороший доход издателям. Себестоимость таких книг была более дешевой по сравнению с церковными книгами. Срок их службы короче, их растрепывали и зачитывали намного быстрее. Известно, что многие издательские дома выживали и развивались за счет таких книг. Это ведь не могло возникнуть из пустоты и для пустоты? Был спрос, было и предложение.

Однако, в сознании современного читателя укоренилась убежденность, что дореволюционное книгоиздание - это исключительно богослужебные, научные и литературные труды. Нет, господа! Жанр "палп-фикшн" был всегда! Он был в другом виде, и отвечал другим задачам, но это была та же масс-культура, что и сейчас. Время мало влияет на человека. Гораздо меньше, чем люди придают этому значение.

Следовательно, и в Византии не только развивалось культурное благолепие и поголовная религиозная грамотность, но жили там и простые люди с обычными человеческими потребностями, в том числе с масс-культурными, то бишь - развлекательными, простонародными. Если по каким-то причинам эти следы не сохранились в истории, или мы о них не знаем, то это не значит что люди там и тогда были какими-то другими. Не идеализируйте прежние эпохи, и современность будет к вам милостива.

Я не ставлю оценок - что плохо и что хорошо. Массовое и уникальное всегда стоит на разных полюсах. Про игольное ушко мне напоминать тоже не надо, я помню. )) Однако, без подробностей история становится голой. И зачастую лживой.

В качестве бонуса две ссылки:
Глава из книги Фейт Визгелл "Гадательные гниги в России"

О русском книжном деле и русских книгоиздателях
kaplja: (побольше)


Гравюра на дереве датирована 1581 годом.
kaplja: (побольше)
Традиция шифроваться от непосвященных - очень древняя. В Евангелии и в посланиях апостолов есть все элементы орнамента и объяснения для тех чудовищ, которым он обязан своим названием. Разные части их тел принадлежат конкретным символическим персонажам. Например, голубь и змея - евангельские символы: будьте мудры, как змеи, и кротки, как голуби. Их соединение - дракончик с хвостиком и крылышками, вот откуда это происходит. Составим символические значения этих слов: смирение + мудрость = смиренномудрость. То есть этот дракон символизирует смиренномудрие, высшую из добродетелей. Когда добродетели переплетены и образуют церковь, а у драконов раскрыты пасти, и каждый предыдущий пожирает последующего, одновременно вырастая из пасти предыдущего, мы понимаем, что одна добродетель порождает другую и одновременно одна добродетель питает другую. А вместе они составляют храм духовный, символ преображенного человеческого духа, потому что главная цель христианства - это обожение человека. Классики христианского богословия, начиная с Ипполита Римского, через Василия Великого до византийских мистиков повторяют этот очень важный тезис, основу христианского учения: Бог создал человека для того, чтобы человек стал богом.

И про реставрацию икон там весьма познавательно.
kaplja: (Default)
Почитала про увольнение Волкова и его жены (!) за высказывание у него в блоге о "солженицинском учебнике".

Ссылки под катом )

Это далеко не первый случай, когда за написанным в ЖЖ следует расправа в реале. ЖЖ давно уже из виртуальной сугубой тусовки, куда попадали по приглашению, превратилось в реальное место публичного общения. Типа средневековой площади или Гайд-парка. Об этом не стоит никому забывать.

Там в обсуждениях муссируется тема весомости сказанных слов.
Думается, что весомость слова измеряется готовностью за него пострадать. Без раздувания дальнейшего скандала. То есть - молча.

О какой объективной (или хотя бы "альтернативной") государственной истории может вообще идти речь, пока даже в частных ЖЖ-историях нифига толком непонятно? Общество делиться на "френдов", "нефрендов" и тех, кто "оффлайн".
kaplja: (побольше)


Восьмое чудо света, симфония в камне, архитектурный кошмар.
Нами здесь снято всего несколько кадров. Ну, вы поймете, какие именно. Не самые лучшие, разумеется. )
Размеры комплекса подавляют желание его снимать. В кадр Эскориал не лезет ни с какой точки, если только с вертолета. Вертолета у нас не было.
Поэтому пришлось воспользоваться чудесами интернета и поискать недостающие части сюжета.
kaplja: (побольше)
А к митрополиту Сергию он относился прекрасно! Верил в его порядочность. Заявление Сергия 1930 года, бывшее ложью, дед, думаю, воспринимал — хотя мы об этом никогда не говорили — как одну из возможностей, хороших или плохих, оградить Церковь.* *В феврале 1930 года Папа Пий XI обратился с призывом к верующим молиться за «гонимую Русскую церковь». Руководство СССР ответило контрмероприятием: Сергий дал два интервью для советской и иностранной прессы, подписанных также членами Синода. В интервью «Известиям» он говорил: «Гонения на религию в СССР никогда не было и нет». Это была плата за существование Церкви. Ситуация была сатанинская, без выбора, ибо нельзя назвать выбором альтернативу «быть иль не быть». Была возможность уйти в катакомбы, но ведь скажем прямо: катакомб не было. Общество было, как на рентгене. Дед был мужественным человеком. Я приехал к нему незадолго до его смерти. Он уже ослеп, лежал в тяжелом состоянии. Единственное, что он мне говорил: «Не имей страха. Помни, что ничего не нужно бояться. Нету такой силы, которой должен бояться человек». И вот я на опыте уже своей, архиерейской жизни убежден, что действительно: нет ничего, чего бы стоило бояться. Бояться нужно только Бога, особенно вступив на путь служения Церкви. Тогда все вторично, а первично призвание и воля Божия, которую ты воспринимаешь своей жизнью.

Я вижу в этом куске ложь и противоречие. )
kaplja: (Default)
"Людвиг:
- Что и когда сделало вас социалистом?
Сталин:
- В революционное движение я вступил с 15-летнего возраста, когда я связался с подпольными группами русских марксистов, проживавших тогда в Закавказье.
Людвиг:
- Что вас толкнуло на оппозиционность? Быть может, плохое отношение родителей?
Сталин:
- Нет. Мои родители обращались они со мной совсем неплохо. Другое дело духовная семинария, где я учился тогда. Из протеста против издевательского режима и иезуитских методов, которые имелись в семинарии, я готов был стать и действительно стал революционером.."

("Огонек", №23, 1932 год)
kaplja: (троелох)


Герман Лукомников([livejournal.com profile] lukomnikov_1) опубликовал потрясающе интересные мемуары Владимира Гершуни!

В частности, там есть большой кусок о с в е р л и б р а х (пародизмах-словообразованиях), с помощью которых Гершуни, вероятно, старался изменить тогдашний окружающий мир. Совковый мир, с его психушками и тюрьмами, о которых сегодня мало кто хочет вспоминать.
Это ведь совершенно библейское, мифотворческое занятие - словами менять мир.
Называть людей, явления и вещи своими именами. Творить словами правду!
Светлая ему память. Спасибо, что он это написал.

Летом 1950 года в старинной омской тюрьме, в подвальной камере, во время одного из вечеров чтения и импровизации, о которых рассказано в «Архипелаге ГУЛаг» и в «Записках Сологдина», я спародировал официальное хамжеское наименование наших концлагерей, заменив в нем три буквы, и подлинное определение этого классического творения марксистско-ленинской мысли, полученное взамен фарисейского, Исаич принял через много лет как заглавие третьей части «Архипелага». В лагере я придумал для гиениального вождя титул каннибалиссимуса (см. в книге Анатолия Якобсона «Конец трагедии»).
До последнего ареста летом 1982 г. мне удалось опубликовать около 200 изобретенных слов (да больше 20 ― других авторов) на 16-й странице «ЛГ» («Ашипки»), на юмористических страницах «Строительной газеты» и в других советских, самиздатских и зарубежных изданиях ― и отдельными подборками, и внутри текстов (в «Юности» и журнале «Морской флот» ― даже в заглавиях).



Лимонов о Гершуни:
В первую же ночь я услышал отворяющееся окно, поскольку старые рамы и скрипели, и плохо закрывались. Когда я вошел, то увидел уже ступившего с подоконника на пол босого бородатого человека. Туфли стояли на подоконнике. Мы познакомились.
Познакомившись, стали ругаться. И ругались до самого рассвета. Когда рассвело, я отправился в «мою» комнату, в спальню – читать «Мои показания» Марченко, рукопись, точнее, машинопись на тонкой, как ее называли, «папиросной» бумаге. Рукопись меня напугала. Я не хотел в нее верить. Видимо, я не хотел знать, что существует жестокий лагерный мир, в котором зэк способен отрезать себе член и бросить к ногам докторши."


Солженицын о Гершуни:
Володю сняли с развода, повели назад, в БУP. Pуки в наручниках за спиной стягивало ему всё больнее, а надзиратель-казак держал за горло и тыкал коленом под вздох. Потом бросили его на пол, кто-то сказал профессионально-деловито: "Тáк его бейте, чтоб у...лся!", его стали бить сапогами, попадая и по виску, пока он не потерял сознания. Через день вызвали к оперуполномоченному и стали мотать ему о намерении террора- ведь, когда волокли его, он хватался за камни!"

Сам Гершуни о Солженицыне говорил так: "Этот тип, похожий на Собакевича..."

Рекомендую читать подряд все постинги на эту тему.

И в довесок статья Кашина о Горбаневской "Хроника утекших событий"
«Признать себя больной — это была программа-минимум, я не осудила ни демонстрацию, ни самиздат, но если скажешь, что ты здоров, это почти гарантированная вечная койка. Это же не лагерь, срока нет — сидишь, пока не вылечишься».
Просто сравните стиль, и все станет ясно.

Честно скажу, это чтение здорово вправляет мозги!
kaplja: (Default)
Вчера озаботившись кое-какими поисками в сети, я наткнулась на протоколы инквизиции с допросами Джордано Бруно.
Очень поучительное чтение, надо сказать.
Уровень серьезности - недоступный для современников. Оно и понятно. Речь шла о жизни и смерти, а не о базовых аккаунтах.

Теперь в продолжении итальянской темы с наслаждением читаю новеллы возрождения в двухсоттомнике.
Там, между прочим, есть новелла Николо Макиавелли. Но я до нее еще не дошла.

Также достала с полки Данте и прочитала предисловие к Божественной комедии. На днях собираюсь освежить в памяти этот гигантский труд.
И вот что хочу сказать всвязи с этим. Многие не знают, что не было бы этого величия литературы, если бы не политические игры гвельфов с гибеллинами.
Противостояние гвельфов и гибелиннов - это одна из интерпретаций проблемы доминирующих ценностей земного могущества, так называемый вопрос "священства-царства".
Данте их Алигьери был поначалу пылким политическим деятелем, и занимал довольно видный пост во Флоренции XIII века.
Но он был белым гвельфом, а победили черные гвельфы. Поэтому Данте был изгнан из родного города пожизненно, и детям его тоже было запрещено жить во Флоренции.
Желая доказать жителям Флоренции, что они поторопились с решением, Данте четырнадцать лет писал свою "Божественную комедию".
Она была издана уже после его смерти.
Свою проблему священства-царство Данте решил в пользу знания и поэзии - таков итог всей его жизни.

Так что, политическая борьба - это вам не фунт изюму!
Я вот представила, что Немцов напишет свою комедию, или Явлинский, или Жириновский.
Хотя последнему писать вроде рановато, он еще при власти.

P.S. Совсем забыла про Березовского! Этот ведь уже в изгнании....

ТОТ

Nov. 15th, 2007 08:21 pm
kaplja: (Default)
Я помню самый первый лозунг про Путина, который прочитала в какой-то газете еще до того, как его первый раз выбрали президентом России.

Выглядел этот лозунг так: ПУТИН - ТОТ!

Воображение сразу нарисовало три вещи: пиармиду Тутанхамона, сфинкса, и судьбу египтян времен Моисея.

Если вдуматься - все сбылось.
kaplja: (Default)
В древних Афинах закон был чтим, и касался он каждого. Возможно, поэтому порядка в обществе было больше, чем сейчас. Поскольку в последнее время в ЖЖ почему-то стало модно обвинять кого-то в чем-то, а в отечестве нашем многие этим занимаются давно и постоянно, мне захотелось привести некоторые примеры того, как в древности обходились с обвинителями.

Начать государственный судебный процесс мог любой гражданин; начать частный судебный процесс могло только непосредственно заинтересованное лицо или его законный представитель (муж за жену, отец за сына и т.д.).

В государственных процессах обвинитель не получал никакой материальной выгоды в случае выигрыша процесса; если присуждался штраф, он поступал в доход государства.

Возбуждение государственного процесса налагало на обвинителя особую ответственность за обоснованность обвинения. Он подвергался штрафу в 1000 драхм, если по рассмотрении дела на его стороне оказывалось менее одной пятой части голосов судей, а в случае троекратного повторения - неудачных обвинений — лишался права возбуждать их в дальнейшем.

В частном процессе ответственность обвинителя, не собравшего одной пятой части голосов судей, ограничивалась штрафом в пользу обвиняемого в размере одной шестой доли суммы иска (обол с драхмы).

Кроме того, обвинитель, начавший государственный процесс, должен был довести его до конца под угрозой штрафа в тысячу драхм, частное же дело могло быть прекращено обвинителем в любой стадии процесса без всяких невыгодных последствий. Возлагая на обвинителя, начавшего государственный процесс, повышенную ответственность за доброкачественность обвинения и доведение начатого дела до конца, закон вместе с тем облегчал ему возможность возбудить дело, освобождая его (за редким, определенным исключением) от уплаты судебной пошлины, обязательной в частных делах.

Наиболее употребительным видом казни служило отравление цикутой.
Обвиняемый сам должен был выпить чашу с ядом.

Атимия — лишение гражданских прав — налагалась преимущественно при преступлениях, носивших бесчестящий характер, как, например, лжесвидетельство, злоупотребление по должности, злоупотребление имуществом опекаемого, трусость на войне и т. д.

Атимия могла быть полной и частичной.

Полная атимия означала лишение покровительства государства и всех прав гражданства; она обычно сопутствовала изгнанию и сопровождалась конфискацией имущества.

Если обвинитель не мог доказать того, в чем обвинял подсудимого, он получал наказание аналогичное тому, какое получил бы обвиняемый в случае, если его вина была бы доказана. То есть, если обвиняемого могли осудить на смерть, но вина его не была доказана, обвинителя приговаривали к смерти.
kaplja: (побольше)
Оказывается, одна и та же женщина покушалась на жизни Григория Распутина и патриарха Тихона (Белавина).

В 1914 году фанатичка Хиония (Феония или Пелагея) Гусева, портниха из Царицына, в Петров день пырнула ножом и тяжело ранила Распутина под Тюменью. Сделала она это не по безумию, а по наущению расстриги Илиодора (С.Труфанова), причем свидетелем этого покушения стал неведомо откуда взявшийся в глубокой провинции спецкорреспондент "Петербургского курьера" В. Б. Дэвидзон.

Приговор оказался по тем временам мягким. По итогам следствия, которое длилось почти год, Хионию Гусеву признали невменяемой и посадили в сумасшедший дом. Там она была до Февральской революции, потом ее освободили как ветерана борьбы с Распутиным.

А уже в 1919 году та же дама на ступеньках Храма Христа Спасителя пыталась тем же способом убить Патриарха Тихона. Именно она совершила первое покушение на патриарха, причем - тоже с нанесением ножевой раны.
kaplja: (побольше)
Дмитрий Стогов
Церковь и революционные события февраля 1917 года
Рецензия на монографию М.А.Бабкина "Духовенство Русской Православной Церкви и свержение монархии (начало ХХ в. - конец 1917 г.)"



Священство и царство
Участники заседания Санкт-Петербургского патриотического форума обсудили тему "Русская Православная Церковь в Феврале 1917 года"…
kaplja: (побольше)
Оказывается, было как минимум два Бонч-Бруевича.
Первый был управляющим делами Совета Народных Комиссаров до октября 1920 года, и позже - автором книги "Кровавый навет христиан".
А второй - начальником штаба Верховного главнокомандующего в 1917-18, военным руководителем Высшего военного совета и начальником Полевого штаба РВСР.

Первый из братьев, к тому же - являлся весьма известным исследователем русского сектантства. Именно к нему летом 1912 года обратился Тобольский епископ Алексий (Молчанов) при расследовании дела о принадлежности Григория Распутина к хлыстовцам.
И Бонч-Бруевич дал такое заключение:
"Исходя из широких личных наблюдений над сектантами и из обстоятельного знакомства с их методами мышления, методами рассуждения, толкования веры, обдумывания и из ряда почти неопределимых подробностей, основываясь на тщательном изучении всего, что до сих пор было написано о Г.Е. Распутине-Новом, включая последнюю брошюру Новоселова, исходя, наконец, из длительных личных собеседований с Распутиным, которые велись в присутствии свидетелей, равно как и строго конфедициально, при которых я умышленно пытался добиться полной ясности и точности в отношении его религиозных верований, я считаю своим долгом открыто заявить, что Г.Е. Распутин-Новый является полностью и совершенно убежденным православным христианином, а не сектантом...."

Удивительные исторические переплетения судеб! Этот самый Бонч-Бруевич с 1920 года занимался научной и журналистской работой. С 1933 директор Государственного литературного музея (Москва). С 1945 директор Музея истории религии и атеизма АН СССР (Ленинград). Автор большого числа работ по истории коммунистической партии, а также по вопросам сектантства. Написал огромное количество воспоминаний о В.И. Ленине, которые создавали ложный образ вождя. Его воспоминания, как полностью отвечавшие задачам коммунистической пропаганды, были признаны в СССР классическими.

В его заключении есть довольно странный оборот: "и из ряда почти неопределимых подробностей".

Интересно, что с этим сектоведом-коммунистом было перед смертью и как он умирал?
Где бы почитать об этом?
kaplja: (Default)
Читаю сейчас одновременно две очень интересные книги.

1. М. Бабкина "Духовенство Русской Православной церкви и свержение монархии (начало ХХ века – конец 1917 г. )" - это вообще читается как детектив, но не залпом, а страниц по десять-пятнадцать, потом приходится осмысливать написанное, укладывать в уже имеющееся "прокрустово ложе" своих представлений. Например, я почему-то считала, что церковное обновленчество началось после 1917 года, я являлялось следствием революции. А оказывается - наоборот. И даже много сложнее, чем просто наоборот.
Что касается взаимоотношений "царство-священство", над этой темой мне еще предстоит думать и думать. И боюсь, мозгов не хватит.
Когда смотришь на историю через людей в ней участвовавших, а лица в книге перестают быть простым перечислением знакомых и незнакомых фамилий, и постепенно проявляется смысл их поступков и решений, тогда история перестает быть чем-то отстраненным. Она становится НАШЕЙ ИСТОРИЕЙ.

2. Василий Экземплярский «Библейское и святоотеческое учение о сущности священства».
Только начала, но как же завораживает этот дореволюционный стиль - одновременно строго-серьезный и спокойно-рассудительный, авторская отстраненность подчеркивается академическим изложением. Это, собственно, его докторская диссертация. Очень основательный и подробный труд.

Одновременное чтение этих двух книг, честно говоря, сильно отрезвляет.
Еще о чтении )

February 2012

S M T W T F S
   1 23 4
567891011
12131415161718
19 2021 22232425
26272829   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 12:02 pm
Powered by Dreamwidth Studios